Марко Девич: Мое резюме - гол на 'Энфилде'. Смотрите, что могу!

Девич - это, конечно, уровень. А еще характер и желание прогрессировать даже в 32 года. Жаль только, что Россия этого парня толком не разглядела, не без удивления наблюдая со стороны, как старательно маринуют в молодежке игрока, на которого было потрачено как минимум 5 миллионов долларов.

КОНФЛИКТ С БИЛЯЛЕТДИНОВЫМ ВСПОМИНАТЬ НЕ ХОЧУ

- Вы сегодня разобрались, что это было, - ваш конфликт с тренером Ринатом Билялетдиновым?

- Да, но вспоминать мне об этом, откровенно говоря, не хочется. Просто так вышло, а ситуация была сложной для всех - меня, тренера, клуба.

- Может, нужно было поискать компромисс? По-моему, никто не выиграл из-за того, что вы полгода работали с молодежкой.

- А мне там нравилось! Тренер был хороший - мог и осадить, и подсказать, и коллектив создал настоящий. Юрий Анварович (Уткульбаев, ныне наставник «Актобе». - Прим. А. А.) мне помог, когда ситуация того требовала. Для меня то время не потерянное, а хорошее.

- В итоге вам пришлось уехать в Катар. Начали вы там браво - три гола, пять голевых передач…

- Ага, но это вторая лига Катара.

- «Аль-Райян»? Это же богатейший клуб эмирата.

- Верно, но футбольная команда оказалась вне элитной лиги. Вернулись туда за сезон, обыгрывая соперников со счетом 11:0, 8:1, 6:0… Пользы от такого футбола мало, но мы играли на Кубках эмира, Кубке Залива, еще каком-то Кубке, где соперниками были клубы Саудовской Аравии. В итоге набралась дюжина хороших матчей.

- С шейхами, которые на Ближнем Востоке опекают спортивные команды, встречались?

- Да. Правда, встреча не порадовала. Его Высочество предложил забивать по три гола за матч, и тогда у меня все будет нормально. Хотел, наверное, успокоить, но я насторожился.

- Мыслей остаться там и жить спокойно и денежно не возникало?

- Во-первых, там мне выплатили одну зарплату из шести. Остальные пять прислали после обращения в ФИФА. Это, видимо, система. Может, забыли, может, не было настроения платить вовремя. А может, люди просто не торопились. Я вовремя понял, что у Катара свой мир и глупо его пытаться переделать. Мне интернет в квартиру три месяца проводили!

- Ругались?

- Нет. Напоминал. Вежливо. Я вообще с арабами не спорил, а играл. У меня была цель - вернуться в Россию. Рано мне отдыхать, выступая в таких лигах. Я хотел получить шанс в «Рубине», напомнить о себе как о футболисте определенного уровня.

- У вас получилось.

- Знаете, для меня гол на «Энфилде» - это одна из самых больших побед в жизни.

- Вышло все в итоге очень красиво.

- Да, да, да! Я теперь всем говорю: «Мой гол 'Ливерпулю' - теперь как резюме - смотрите, что могу!» Когда забил, то внутри была такая радость! Те эмоции словами трудно передать.

- Все кричало и пело?

- Причем на все лады! Главным мотивом были слова «я смог, я справился»!

ОТКАЗАЛСЯ ОТ 350 ТЫСЯЧ ДОЛЛАРОВ И ПОЧУВСТВОВАЛ ОБЛЕГЧЕНИЕ

- Пока вы получали деньги по контракту в Казани, в Харькове терпел бедствие «Металлист». В итоге вы отказались от претензий к клубу на сумму в 350 тысяч долларов. Красивый поступок.

- Я не простил бы даже 1000 евро любому другому клубу. Но «Металлист» для меня - не просто команда или организация. Это особая история, в которой много чувств и сердца.

- Как отнеслась к вашему широкому жесту супруга?

- Конечно, я спросил Милицу! Она сказала, что поймет. Знаете, когда я подписал бумаги об отказе от претензий, то почувствовал огромное облегчение.

- Кто из президентов «Металлиста» продавал вас в Казань - Александр Ярославский или его преемник Сергей Курченко?

- Курченко. Откровенно говоря, он не хотел, чтобы я уезжал в Россию.

- А вы хотели ехать в Казань?

- Да. Россия была шикарным, новым вызовом. Я очень хотел попробовать себя в российской лиге. Меня интересовала только спортивная сторона дела.

- Другой мотивации не было?

- Вы про деньги?! Мне было очень хорошо в Харькове. У меня был прекрасный личный контракт. Курченко вернул меня из «Шахтера», повторив сумму, которую мне давал Ринат Ахметов. А в Донецке всегда платили щедро. Но когда появился вариант с «Металлистом», я принял решение вернуться.

- В Донецке вас поняли?

- Да. И президент, и команда, и капитан Дарио Срна, который много сделал, чтобы я стал своим в «Шахтере». Я даже купил там квартиру.

- Что с ней?

- Это неактуально сегодня. Просто надеюсь, что в ставшей мне родной стране наступит мир.

- Где сейчас Курченко?

- В России. Он был тесно связан с прежней украинской властью. Возможности вернуться в Харьков у него нет. Но я лично очень признателен этому человеку.

ДЖУДОВИЧ - УМНИЦА!

- Русский вы где выучили?

- В Луцке. Поначалу нам, балканцам «Волыни», переводил Джудович. Вы его знаете в России - защитник, который потом в Нальчике долго играл, был там капитаном. Мы сидели кружком, а главный тренер Кваряцный кричал, грозно спрашивая: «Поняли?» Мы кивали, спрашивая потом Джуду: «О чем речь»? Джуда говорил, что нам лучше не спешить с изучением русского языка. Но я ему не верил.

- Когда стали понимать, что подумали?

- Какой Джудович мудрый парень!

- Где он сейчас?

- Дома. Играть закончил и вроде бы стал сотрудником Федерации футбола Черногории. Уверен, он должен справиться с новой работой. Джуда же умница!

- Вы начинали карьеру в клубе, двух президентов которого убили с разницей в пять лет.

- Да, верно. Второе убийство, Бронислава Трояновича, произошло в от квартиры, где я вырос и где живут теперь мои родители. Я шел на спарринг с «Обиличем». Игру в итоге отменили.

- «Обилич» - клуб Желько Ражнатовича или Аркана. Этот человек - легенда современной Сербии, которого в нулевых убили и теперь кто-то называет Ражнатовича героем, а кто-то - бандитом.

- Для футбола было важно, что этот человек создал и финансировал клуб, который выиграл чемпионат Югославии, готовил хороших игроков. В России играли Милан Обрадович, Ненад Джорджевич, Вуле Тривунович. В сборной долго играл Марко Пантелич.

- «Обилич» жив или прекратил свою деятельность?

- Жив. Играет в седьмой по счету лиге Сербии.

- Какой?

- Седьмой. У нас все играют в футбол. Лиг очень много. Мой первый клуб, «Звездара», тоже жив, хотя сменил название и выступает, по сути, в Лиге Белграда.

С РОДИТЕЛЯМИ ОБЩАЮСЬ ЖЕСТАМИ

- Ваш дом - это Белград?

- Жена и дети там. И родители. Они у меня глухонемые.

- Как это?

- Так. Отцу неудачно укололи лекарство, началось осложнение. Мама тоже родилась с нормальным слухом, но из-за болезни потеряла возможность слышать.

- Как вы общаетесь с родители?

- Жестами. Я все, что нужно, давно освоил.

- Сербы играют буквально по всему миру и везде учат язык, становятся своими. В чем тут секрет?

- У нас прекрасная тренерская школа. Это, во-первых. Есть традиции. Вот тут - во-вторых: игровые виды спорта страна обожает! Играют буквально все. Поверьте, это не просто слова. Язык… Ну было бы желание. Это не самая большая проблема. И еще мы очень похожи на русских.

- Русский футболист не выучит язык, если ему это не нужно. Обычно как раз не нужно. Рядом переводчик, все комфортно.

- Ну английский ваши парни знают, уверен. Россия - большая, а Сербия - маленькая. Мы привыкли к тому, что жизнь - борьба и преодоление. Всегда нужен характер, всегда надо работать, чтобы чего-то получить. Это в нашей крови, голове. Этот подход к жизни - часть нашей национальной культуры.

- Вы привыкли к Казани?

- Да, уже да. Поначалу город не нравился.

- Вы серьезно?

- Зачем врать? Сейчас я понял, что живу в одном из самых красивых городов России. Но все равно мало куда хожу. Моя жизнь в Казани - это квартира, ресторан, база, стадион, аэропорт. Даже в Кремле не был. Думаю, буду жалеть, что так мало вижу. Наверное, нужно исправлять ситуацию.

- «Рубин» много чего выиграл, но вы это время провели на Украине. Чувствуется ли сегодня, что вы на контракте в большом клубе?

- Инфраструктура, стадион, организация - это уровень топ-клуба. Что касается игры и амбиций, то нам непросто.

- «Рубин» способен вернуться в пятерку лучших клубов России?

- Это глобальная цель, но дорога к ней будет сложной. Нужно набраться терпения всем, понимая: мы сегодня не можем похвастать тем, что собираем лучших игроков.

Андрей АНФИНОГЕНТОВ из Сотогранде.











Писарев: Матч с эстонцами стал лучшим для российских футболистов на Кубке Содружества

Хрюнов пообещал, что в бою с Уокером в Манчестере предстанет фантастический Устинов

Игонин: 100 миллионов за Халка? Зенит верит в бразильца