'Я никогда не должен сдаваться'. Правила жизни Михаэля Шумахера

В день 47-летия Михаэля Шумахера «СЭ» вспоминает высказывания, которые отражают отношение легендарного гонщика к жизни.

Когда мне исполнился 21 год, я заработал первые большие деньги. Мне их выдали наличными, получился полный чемодан. У моей семьи тогда было много долгов, поэтому я просто отдал чемодан с деньгами отцу. Сначала он решил, что я его разыгрываю.

Когда ты совсем молод, тебе кажется, что отличная машина - предел твоих мечтаний. Но потом, когда такая машина у тебя появляется, ты понимаешь, что это совсем не то. Конечно, тебе нравится ею управлять, но только и всего. А настоящие мечты - о том, что вокруг нас. Мне очень нравится космос, луна, звезды. Я могу испытать настоящее счастье, просто сидя и смотря на лунный свет. Думаю, природа - это вообще самая красивая вещь, которая есть на свете. И мой любимый цвет - зеленый, потому что он ближе всего к природе. А еще мне очень нравятся животные. Возможно, однажды я даже заведу ферму.

Самое важное, что вы можете дать детям, - это ваше время, потому что больше всего на свете детям нужны именно вы.

Я не знаю ни одного человека, у которого бы скорость не ассоциировалась со свободой.

Простые объяснения иногда плохо подтверждают твой успех. Но очень многое зависит от того, кем ты себя чувствуешь. Я знаю, кем я являюсь, и знаю, что должен делать в своей профессии, именно поэтому мне удается справляться с давлением. А еще я довольно спокойный человек, и во многом именно это делает меня тем, кем я являюсь.

Я люблю автоспорт и свою работу. Аварии здесь случаются довольно часто, это естественная часть рабочего процесса. Более того, вождение за пределами автодрома кажется мне в разы опаснее, чем-то, что делаю я на гоночных трассах. Здесь я уверен в своих силах, а все остальное - в руках судьбы.

Когда разбился Айртон Сенна, я понял, что самое правильное, что я могу сейчас сделать, - это написать завещание. И я написал завещание. А потом понял, что для того, чтобы написать завещание, совсем не обязательно быть гонщиком «Формулы-1».

Хуже всего то, что люди рассказывают обо мне истории, которые не являются правдой. Например, они говорят, что я холодный человек, лишенный чувств.

Я никогда не искал одиночества. Моим желанием, моей мечтой было разделить свою жизнь с человеком, которого я полюблю. С моей женой эта мечта реализовалась на сто процентов.

Самое страшное, что ты можешь сделать, - начать себя с кем-то сравнивать.

С точки зрения психологии это очень важно - быть в форме. Я занимаюсь делом, которое требует немедленной реакции и отличного физического состояния. И с возрастом работать приходится все больше. Не так давно я вспоминал свою первую случайную встречу с Борисом Беккером (немецкий теннисист, шестикратный победитель турниров «Большого шлема». - Прим. «СЭ»). Это было в начале 90-х, мы тогда оба жили в Монако и ходили в один спортзал. Когда я увидел, как Борис тренируется, то подумал: как же ему удается показывать такие отличные результаты? Он не выглядит особо мотивированным. И действительно довольно быстро игра Бориса разладилась. А я тогда твердо для себя решил: со мной ничего подобного случится не должно.

Иногда незначительные детали могут иметь огромное влияние. Если ты не будешь прилагать максимум усилий даже в том, что на первый взгляд кажется не таким важным, то очень быстро столкнешься со сложностями.

После каждого из своих чемпионств я обязательно брал два месяца перерыва на то, что перезагрузиться и восстановить моральные силы. У меня не было никаких сомнений в том, что такие перерывы просто необходимы.

Это забавно: почему-то все думают, что для счастья мне необходим адреналин. Но на самом деле, выплеск адреналина в машине «Формулы-1», скорее всего, закончится не очень здорово. Чем ты хладнокровнее и спокойнее, тем лучше - причем это касается не только автоспорта, но и очень многих других сфер жизни. Что я действительно люблю, так это доходить до предела, но все равно продолжать все контролировать.

Я не уверен, что «Формула-1» меня сильно изменила. Хотя сначала я постоянно пытался скрыть свои истинные эмоции и себя самого. Я не понимал всего, что вокруг меня происходит и не хотел неприятностей. Но когда у меня появилась четкое представление о том, что такое «Формула-1», я смог стать более открытым.

Я никогда не буду чувствовать удовлетворение, сидя в самой лучшей машине и выигрывая заезд за заездом. Мне нужен серьезный вызов. Я люблю настоящие гонки, в которых для победы нужно проделать очень серьезную работу.

Ты ставишь рекорд только для того, чтобы кто-то его побил, а если нет - ты просто самовлюбленный придурок.

Я решил стать послом и специальным советником ЮНЕСКО, потому что у меня всегда было желание, мечта - сделать этот мир более равным. Я ненавижу бедность, особенно когда от нее страдают дети - голодающие и живущие в ужасных условиях. Я ненавижу это и моей целью всегда было сделать что-то, чтобы исправить ситуацию - насколько это возможно. Сейчас я зарабатываю много денег, намного больше, чем я хочу потратить на себя. И поэтому мне важно, чтобы остальная часть моих заработков шла на то, чтобы сделать этот мир лучше.

Я всегда верил в то, что ты никогда-никогда не должен сдаваться и всегда должен продолжать бороться - даже тогда, когда остается совсем маленький шанс.

По материалам The Guardian, Spiegel, Crash.net, Reuters, BBC, Esquire, F1 Racing Magazine.











Тренер Куртинайтис рад, что баскетболисты Химок перестали играть со спадами

Виктор Гусев: Матч ЦСКА - Спарта на Первом канале был одноразовой акцией

Слишком суровое наказание: реакция на отстранение Йозефа Блаттера и Мишеля Платини