Тыбура: Россия гораздо ближе к Польше, чем Запад

20 сентября в Назрани на турнире M-1 Challenge 62 лучший тяжеловес компании и победитель Гран-при поляк Марчин Тыбура вернётся в рейдж после первого в карьере поражения. Он получил его от полутяжа из Германии Штефана Пютца. Накануне очередной защиты титула в поединке против хорвата Анте Делия с Тыбурой пообщался корреспондент «Чемпионата».

«Сразу после поражения снова пошёл в зал»

- Позвольте уточнить, как правильно произносится ваше имя Марцин или Марчин?

- Марчин.

- Психологически вам тяжело было пережить первое поражение в карьере?

- Нет, это было не сложно. Мне пришлось перезагрузить своё сознание и найти новую мотивацию. Это удалось довольно быстро, поэтому сразу после возвращения в Польшу я снова пошёл в зал. Мой тренер предложил мне взять трёхнедельный отдых, но у меня была мотивация продолжать тренироваться и драться снова.

- Вы хотите реванша с Пютцем?

- Я не против, но это не то, о чём я буду просить, потому что организовать этот реванш будет непросто. Я тяжеловес, он - полутяж. Не уверен, что Штефан согласится на реванш, потому что в этот раз ему уже не удастся меня обмануть. Сейчас для меня важнее всего показать в боях, что я по-прежнему остаюсь топовым тяжеловесом. Если этот реванш состоится, я буду рад, но и в противном случае не огорчусь, потому что мне и так есть, что показать в будущих боях.

- Пютц оказался для вас более неудобным соперником, чем равные по весу бойцы?

- Я не видел особой разницы между нами. У него очень большой рост, вес за 100 кг, поэтому он выглядел, как настоящий тяж. Разница в 10 кг для такого веса не значительна. Не думаю, что он чем-то неудобен для меня.

- Тогда почему вы выдохлись к третьему раунду и проиграли? Может стоит поработать над выносливостью и сбросить несколько килограммов?

- Конечно, выносливость - это то, над чем мы сейчас работаем особенно упорно. Перед боем я был немного перетренирован и чувствовал усталость. У меня были тяжёлые спарринги. Выделить одну причину поражения сложно. Думаю, что я устал, потому что слишком был нацелен на перевод в партер и тратил на это слишком много сил. В начале боя мне стоило немного поработать с ним в стойке. Но я думал только о тейкдаунах и тратил силы понапрасну.

- Как вы можете охарактеризовать вашего будущего соперника Анте Делия?

- Он очень агрессивен в бою и хорош при добивании сверху, что он показывает почти в каждом поединке. Что касается его слабостей, то я сейчас не буду говорить о них, чтобы он не догадался о моей стратегии на бой, которая эти слабости учитывает.

- Граунд-энд-паунд - это также и ваша сильная сторона. Это значит, что вы схожи по стилю?

- Схожи, но не одинаковы. Он гораздо более агрессивен в бою и постоянно идёт вперёд, а я считаю, что это не лучшая тактика.

«В детстве не планировал стать бойцом»

- В М-1 вы провели уже семь боёв. Какой запомнился больше всего?

- С Костей Глуховым, потому что это был финал Гран-при. Когда я начинал в нём участвовать ещё не верил, что смогу дойти до вершины. А тут до неё оставался один шаг. Это и сделало этот бой самым запоминающимся. К тому же после этого моя карьера круто изменилась в лучшую сторону. Бой за титул с Дамианом Грабовским также запомнился. Для меня было очень важно завоевать пояс М-1.

- Для вас есть разница выходить на бой против соотечественника или иностранца?

- В начале карьеры я дрался исключительно с поляками, на локальных турнирах на территории Польши, поэтому для меня не было проблемой подраться с Грабовским. К тому же до боя мы не были знакомы, поэтому для меня он был таким же соперником, как другие бойцы. Бой - это бой, это то, что мы делаем каждый день. Мы стоим с друзьями в спаррингах и наносим им удары. Профессиональный боец не должен думать о таких вещах.

- В одном из интервью вы сказали, что Польша и Россия схожи. Не могли бы уточнить, в чём именно?

- Русские и поляки - славянские народы и у нас схожий менталитет. Когда я приезжаю в Россию и гуляю по улицам ваших городов, не вижу большой разницы с Польшей в отличие от Запада. В западных странах я каждую минуту чувствую, что нахожусь в другой стране. С Россией у нас разницы только в языке, но и тут есть схожие слова.

- Вы уже выучили несколько слов по-русски?

- Немного. Самые основные слова и выражения.

- Вы выросли в маленьком польском городке и довольно поздно пришли в смешанные единоборства. Для вас это было единственной возможностью хорошо заработать или хотелось стать известным на весь мир?

- В детстве я не планировал стать бойцом и сделать это своей профессией. Я тренировался только потому, что мне нравился сам процесс. Я посещал школу в соседнем городке, и через пару месяцев тренер сказал, что у меня есть талант и я прогрессирую. Позже я впервые принял участия в соревнованиях по ММА среди любителей. Я проиграл свой первый бой, но не сдался и решил попробовать свои силы в джиу-джитсу. Там я добился некоторого успеха на соревнованиях, стал чемпионом Польши, но понял, что снова хочу выступать в ММА. Я провёл несколько любительских поединков, которые выиграл, а затем перешёл в профессионалы, где также удача сопутствовала мне. Я почувствовал себя комфортно в этом спорте и понял, что это может стать моей основной работой. Сейчас я уже не могу представить своей жизни без единоборств.

- Когда вы начали зарабатывать достаточно денег, чтобы не думать о другой работе?

- После боя с Костей Глуховым, когда я получил премию за победу в Гран-при. В дебютном бою в М-1 меня никто не знал, и мой гонорар был довольно скромным. Победа в Гран-при сделала меня известным и значительно увеличила мои гонорары. Сейчас меня полностью устраивает заработок в М-1.

«Решение Фёдора - смелый и рискованный шаг»

- Недавно вы тренировались с Александром Густафссоном. С кем из известных бойцов UFC вы также знакомы и хотели бы потренироваться?

- Алекс Густафссон - самый известный боец UFC, с которым я когда-либо тренировался. Когда я жил в Англии тренировался с Джоном Хэтевеем и Карлосом Вемолой, а сейчас я работаю вместе с польским тяжеловесом UFC Даниэлем Омельянчуком.

- Что вы думаете о возвращении Фёдора Емельяненко на ринг. У вас есть мечта сразиться с ним?

- У меня нет такой мечты. Что касается возвращения Фёдора, то я поддерживаю его, но понимаю, что выходить на ринг после такого перерыва - это смелый и рискованный шаг.

- Кто входит в вашу пятёрку лучших польских бойцов ММА?

- Первая польская чемпионка UFC Йоанна Еджейчик, Мамед Халидов, Марчин Хелд, Михал Матерла, ну и достаточно.

- На пятое место можно поставить и вас или, например, экс-звезду силового экстрима Мариуша Пудзяновского. Что вы думаете о его противоречивых выступлениях в ММА?

- Мне кажется он делает очень много для популяризации нашего спорта в Польше, и его приход в ММА, безусловно, позитивное явление. Может быть, он никогда не достигнет своей первоначальной цели - стать лучшим в мире. Перед началом своей карьеры в ММА он говорил, что станет чемпионом мира и побьёт всех лучших тяжеловесов. Но уже после нескольких боёв он понял, что это не так просто как казалось и перестал делать громкие заявления. У меня была возможность потренироваться с ним. У него не лучшие данные для бойца ММА, но он тренируется очень усердно. Мариуш - настоящий трудяга и добился определённого прогресса.

- В чём секрет Йоанны Еджейчик, которая за пару лет из никому неизвестной кикбоксёрши превратилась в одну из ярчайших звёзд UFC?

- Я бы назвал несколько причин её успеха. Во-первых, она яркая личность и умеет вести себя на публике. Во-вторых, она профессионал во всём, начиная от тренировочных лагерей и заканчивая диетой. Она уделяет внимание каждой мелочи. Наконец, у неё очень хорошая команда в Польше, в которой тренируется много других успешных бойцов.











ЦСКА против Спарты: бардак в обороне и асимметрия в атаке

Двери в сборную открыты: что нужно Мусэрскому и Гамовой, чтобы поехать в Рио?

Месси, Роналду и другие, кто отказывался от наград