Гинер: Мутко вряд ли пойдет на ужесточение лимита. Иначе убьем футбол в стране

ШИРОКОВ ПРИШЕЛ И СКАЗАЛ: «ХОЧУ ВЕРНУТЬСЯ ДОМОЙ»

- Был ли у вас личный разговор с Романом Широковым перед подписанием контракта?

- Да, Рома приходил ко мне. Обсуждали с ним кое-какие вещи, причем не финансовые, а жизненные. А дальше менеджмент клуба принял решение. И я с ним согласился.

- В СМИ сообщалось, что Роман Широков будет получать в ЦСКА почти в четыре раза меньше, чем в «Спартаке», и до конца сезона заработает сумму порядка 300 - 350 тысяч евро. Правда ли это?

- Да.

- Как вам удалось уговорить его на такую сумму при столь краткосрочном контракте?

- А мне не надо было уговаривать. Для Ромы было важно вернуться в наш клуб. Его мог взять какой-то другой и платить более высокую зарплату - будь то «Краснодар», «Рубин», «Локомотив» или кто-то еще. Кто именно - не важно, дело не в этом.

- А в чем? Вы ведь имели право обидеться, что в 2014 году Широков предпочел не ваше предложение, а спартаковское?

- На обиженных воду возят. Я не мог рассматривать такие вещи как аргумент. Потому что человек пришел ко мне и сказал: «Давайте мне любую зарплату, какую считаете нужной. Я хочу вернуться домой». И вопрос был закрыт.

- Участвовал ли президент РФС Виталий Мутко в разрешении вопроса о переходе Широкова в ЦСКА, просил ли вас лично взять капитана сборной в клуб?

- Нет. Надо отдать должное Виталию Леонтьевичу, он здравомыслящий человек. Никогда о таких вещах он со мной не говорил. И думаю, ни с кем.

- В случае с Широковым вы нарушили собственный принцип, согласно которому ЦСКА не приглашает возрастных футболистов - даже собственных игроков вроде Сергея Семака и Юрия Жиркова.

- Жестких возрастных рамок мы никогда не оговаривали. Брали игроков и в 25, и в 28 лет, а не только в 19. Но Рома - цээсковец, он вышел из этого дома. Наверное, поэтому. Он вырос здесь в большого футболиста - так же, как и Сережа Семак. Жирков - он у нас играл, но он не цээсковец, так что этот вопрос даже обсуждать не стоит.

Я ВСЕГДА НЕУДОВЛЕТВОРЕН

- Удовлетворены зимней трансферной кампанией?

- Слово «удовлетворен» - это не ко мне. Я всегда неудовлетворен. Иначе не было бы движения вперед. Закончу с серьезной работой ровно в тот момент, как лягу на диванчик и буду улыбаться.

- Возможно ли, что до закрытия трансферного окна в ЦСКА появятся сразу два новых форварда - не только нигериец Оланаре, но и израильтянин Даббур?

- Не думаю, что Даббур может сейчас оказаться в ЦСКА, поскольку «Грассхоппер» его до лета однозначно не отпустит.

- Не было ли желания вернуть кого-то из арендованных? Например, защитника Караваева.

- Караваевым очень довольны в Чехии. Мы думали о том, чтобы сейчас его вернуть. Но, поговорив с менеджментом, селекционной группой и тренерами, поняли: прямо сегодня Караваев место в основном составе не займет, ему будет тяжело. А еще за полгода наберется в Чехии силенок. Мне кажется, что он вернется в состав и будет хорошим защитником.

- Решается ли вопрос с российским гражданством Мариу Фернандеса?

- Это вопрос не ко мне, а к РФС и к Минспорта. Потому что только они могут выйти на Администрацию президента с просьбой, чтобы Мариу дали гражданство. Мне кажется, он принесет сборной очень много пользы. К чемпионату Европы успеть невозможно, потому что надо еще поменять спортивное гражданство, а это тоже требует времени. Вот почему речь сейчас идет уже о ЧМ-2018. Думаю, уже летом Виталий Леонтьевич этот вопрос решит.

- Но со стороны РФС и Минспорта была какая-то инициатива по этому поводу?

- Она должна исходить только от игрока. А у Мариу есть желание не просто получить российское гражданство и играть за нашу национальную команду - думаю, его будут приглашать и в сборную Бразилии. У него есть желание именно жить в нашей стране, что очень важно. Кто-то из бразильцев, насколько помню, просил о гражданстве, а потом уехал и о России не вспоминает. Я же уверен, что, даже если Мариу пригласят в «Реал», «Барселону» или еще какой-то большой клуб, он будет своим постоянным местом жительства считать Россию. И с удовольствием станет сюда приезжать независимо от того, где он в данный момент играет.

Хочу подчеркнуть, что для нас в связи с лимитом на легионеров это не играет никакой роли. Если бы гражданство Фернандеса было интересно нам именно в таком ракурсе, самым простым был бы другой вопрос - с Романом Еременко. У человека первое гражданство - российское, и за какую бы сборную он ни играл, он - россиянин! Мы бы тогда пошли в суд и настояли на том, что россиянин не может считаться легионером, каким бы ни было его второе гражданство. А то, что его не взяли в сборную России, а взяли финны, - это не наша вина. Тут вопросы к тренерам, которые работали тогда с нашей сборной.

- А вариант с судом теоретически возможен?

- А зачем? Играет он как финн, ну и ладно. Главное, чтобы хорошо играл.

- Ну, а если лимит еще больше ужесточат, как до недавних пор грозился Виталий Мутко?

- Не думаю, что Виталий Леонтьевич на это пойдет. Тогда мы убьем футбол в стране окончательно. Закон есть закон, я с ним согласен и не собираюсь его оспаривать. Я человек, который живет в правовом поле Российской Федерации.

Но зачем тогда полумеры - 6+5, 5+6, 7+4? Тогда уж мы должны запретить легионеров вообще и играть одиннадцатью российскими футболистами. В соответствии с логикой, что при лимите у нас будет хорошая сборная, при 11+0 вынуждены будем ставить молодых. Упадем в клубном рейтинге УЕФА - ничего страшного. Зато вырастим две сборные, и шикарных футболистов у нас станет немерено.

Но на самом деле это будет деградация. Считаю, очень правильный шаг - лимит в заявке, что сразу уменьшило бы число легионеров до 160. А на поле должны выходить те, кто сильнее. И зарплаты должны быть адекватными, и агенты - не иметь возможности требовать надбавки за паспорт. Палка - она всегда о двух концах. Впрочем, эти вещи не подлежат обсуждению, потому что закон принят. Госдума так решила - значит, надо выполнять.

МУСУ НЕ ПРОДАЛИ БЫ ЗИМОЙ, ДАЖЕ СОХРАНИВ ДУМБЬЯ

- Если бы удалось сохранить Сейду Думбья, вы могли бы пойти на продажу Ахмеда Мусы в зимнее трансферное окно?

- Нет.

- По Думбья не было шансов, потому что «Рома» после прошлого трансферного окна пошла на принцип: куда угодно, только не в ЦСКА?

- Не думаю. Была договоренность, что у нас он до зимы, а дальше примем решение. Но не договорились, и они отпустили его в «Ньюкасл». Это хороший клуб. Надеюсь, что все у Думбья там будет отлично.

- Все поражались, как вам удалось провернуть сделку с продажей Думбья за 15 миллионов евро в «Рому» и последующим возвращением его в аренду за полмиллиона. Тем более что ивуариец очень сильно поспособствовал выходу ЦСКА в групповой турнир Лиги чемпионов.

- Моя заслуга здесь только в одном. Что в футбольном клубе ЦСКА я сумел собрать коллектив, который умеет и хочет работать, любит этот клуб и болеет за него.

- Слуцкий не умолял вас, чтобы вы не продавали Мусу сейчас, несмотря на 22-миллионное предложение «Лестера»?

- Леониду Викторовичу не требовалось даже по этому поводу ко мне заходить. Продать сейчас Мусу значило получить большие деньги. Но при этом не попасть в Лигу чемпионов, а значит, не получить денег за нее. То есть на Мусе мы бы тогда почти ничего не заработали. Что я умею - так это считать. Другой вопрос - что будет летом, какие поступят предложения.

- Ольга Смородская недавно заявила, что у «Локомотива» селекция не хуже, чем у ЦСКА. Но, как видим, она другая. Они продали Ньясса за 17,7 миллиона и не взяли, по крайней мере на Лигу Европы, никого взамен, тогда как вы отказались от продажи Мусы в клуб - лидер чемпионата Англии даже за более весомую сумму.

- Ольга Юрьевна смотрит на этот вопрос со своей стороны, я - со своей. Не хуже - значит не хуже. Они продали Ньясса за 17, а мы Жо - за 25. В «Манчестер Сити», а не в «Эвертон».

В целом же, не думаю, что селекция состоит в этом. Наверное, президент «Локомотива» как-то объясняла, что она подразумевает под таким выводом. Если он опирается только на Ньясса - это одно. Если на полную селекцию - другое. Мне кажется, селекция состоит в том, что пополняющие клуб футболисты, во-первых, приносят ему успех, а во-вторых, вырастают в сильных мастеров и потом кто-то уходит на Запад, а кто-то всю карьеру проводит в этом клубе.











Овечкин не едет на Матч звезд. Он получил травму, чистя снег во дворе?

Серена Уильямс: Хватит говорить о том, что я ощущала давление

Федоров заявил, что был ошарашен новостью о включении в Зал хоккейной славы