Скандал в Волгограде: деньги или дети?

На недавнем домашнем чемпионате мира наши пловцы провалились. В очередной раз. Однако руководство ВФП уверяло, что все далеко не так плохо, как кажется. Мол, на Европейских играх и на Европейском юношеском фестивале наши юниоры выступили блестяще. И через два-три года они будут грести лопатой медали уже на взрослом уровне. Для этого делается все возможное, нужно лишь подождать. На этом фоне происходящее в Волгоградской области - самом плавательном регионе страны - выглядит просто издевательством. Детей не пускают в бассейн, спортсмены в массовом порядке пишут заявления об уходе, а руководители думают не о том, как их удержать, а в какой регион бы «продать».

ПИСЬМО В МИНСПОРТА

30 декабря прошлого года волгоградский Центр спортивной подготовки (ЦСП) по плаванию возглавил Александр Колесов. Его заместителем по спортивной части стала олимпийская чемпионка Пекина в плавании на открытой воде Лариса Ильченко. Сразу объясним причины смены руководства ЦСП. В распоряжении «СЭ» оказалась копия письма комитета Физической культуры и спорта Волгоградской области, адресованного замминистру спорта Юрию Нагорных. В нем говорится о финансовых утечках, происходивших ранее в Центре. В частности, из областного бюджета на ЦСП за 2014-й и 9 месяцев 2015 года было выделено 221,9 миллиона рублей. Согласно государственному заданию, такая сумма должна была покрывать расходы на 475 спортсменов. Однако все это время занимались 377 человек и лишь 1 октября 2015 года для формального соблюдения правил Центр «добрал» 87 недостающих детей.

Из общей суммы выделенных средств 63 процента были направлено на закупку услуг организаций, руководителем или учредителем которых является первый вице-президент ВФП, президент Федерации по плавания Волгоградской области Виктор Авдиенко. В денежном эквиваленте это составило 140 миллионов рублей за 21 месяц. Закупка проводилась без конкурса, при том, что замдиректора ЦСП - жена Авдиенко.

Проверка показала, что стоимость услуг в открытом бассейне «Искра» удивительным образом составляла 26,6 тысячи рублей в час. Это превышает федеральную норму почти в четыре раза! В крытом бассейне нарушения не так серьезны - «всего» в 2,5 раза выше установленных стандартов. Выявились факты оплаты ЦСП командировок пловцов, вызванных на сборы в национальную команду. Все бы ничего, но эти спортсмены состоят в ЦСП сборных страны, и именно эта организация берет на себя соответствующие расходы….

УРЕЗАННЫЙ БЮДЖЕТ

В одном из волгоградских кафе мы встретились с прославленной Ларисой Ильченко. Хотелось узнать, как за прошедший месяц с хвостиком изменилась работа ЦСП.

- Перед нашим приходом в учреждении была проведена комплексная проверка и были выявлены факты неэффективного расходования денежных средств, - выдохнула Ильченко. - В этой связи был произведен перерасчет бюджета ЦСП в соответствии с федеральными и областными нормами финансирования.

- Надо понимать, его урезали?

- На этот год финансирование составило 52 миллиона рублей. В прошлом было 115. Разумеется, в эту сумму входят и зарплаты. А это порядка 27 миллионов. И мы сразу же оговорили, что сокращать эту статью ни в коем случае нельзя. Тренеры и так получают не те деньги, которыми можно было бы хвастаться. Путем несложных вычислений выяснили, что на аренду воды в бассейне «Искра» остается по 1,3 миллиона в месяц. Объяснили ситуацию Виктору Авдиенко. Он ведь не только президент Волгоградской федерации плавания, но и один из владельцев частного комплекса «Искра», в котором вот уже много лет готовились наши спортсмены.

- Как он отреагировал?

- Сказал, что этой суммы недостаточно и работать себе в убыток он не собирается. Мы понимали, что ситуация непростая, но ведь и год этот - олимпийский. И я была убеждена, что в этот год каждый, забыв о личных амбициях, должен выжимать из себя максимум, чтобы разного рода проблемы никак не коснулись спортсменов. Ведь все мы работаем в первую очередь для них.

- Разногласия были только по поводу аренды воды?

- Накануне Волгоградская федерация плавания прислала нам список из 18 спортсменов - кандидатов на попадание в олимпийскую команду. Большая часть из них - иногородние ребята. Все они проживают в комплексе «Искра». В прежние годы их питание и содержание оплачивал ЦСП. В сложившейся ситуации покрывать расходы в полном объеме мы не могли. Но были готовы отдать все в рамках имеющегося бюджета.

- Но ведь и Авдиенко не обязан выплачивать недостающую сумму из своего кармана.

- Речь не об этом. Мы надеялись, что Виктор Борисович воспользуется своим авторитетом - ведь в «Искру» завезена федеральная программа «Я стану чемпионом» - и сумеет привлечь дополнительные источники финансирования. Мы же предлагали по 1,3 миллиона в месяц за аренду воды, продолжать выплачивать зарплату тренерам и спортсменам в прежнем объеме и обсудить условия оплаты питания и проживания ребят. Финальные переговоры между председателем спорткомитета, руководством нашего ЦСП и Авдиенко были назначены на 1 февраля.

ДЕТЕЙ НЕ ПУСТИЛИ В БАССЕЙН

- Как все прошло?

- 1 февраля дети к 6:30 утра приехали на тренировку. Но вместо бассейна увидели перед собой закрытые двери. Разве это по-человечески так поступить с детьми?

- Сейчас они не тренируются?

- В течение трех дней мы нашли полное взаимопонимание с руководством бассейна Центрального стадиона. Их устроило наше предложение по аренде. Предложили детям и тренерам перебраться туда.

- То есть, вы просто переехали?

- Отматываем пленку назад. 30 января у нас проводились школьные соревнования. В тот день в холле одна активистка из родителей собирала какие-то подписи на пустых листах. Мы с директором подошли поинтересоваться, под чем люди подписываются. Нам было сказано: «Под моими словами». Потом выяснилось, что они писали открытое письмо президенту страны.

- Почему они скрывали это от вас?

- Не знаю. Ситуация была непростая, все нервничали. Скорее всего, кто-то посоветовал им поступить именно так. Хотя в моем понимании все вопросы нужно урегулировать путем переговоров и открытого диалога. И если есть вопросы - нужно спокойно задавать их. Но они решили действовать сами. Причем разобравшись далеко не везде. Например, с пропуском некоторых в соревнованиях.

- Каких?

- В январе мы разговаривали с Авдиенко по поводу чемпионата Южного федерального округа. Нам с Колесовым было сказано, что ехать в Ростов и выступать в бедном «Коралле», где нет даже разминочной ванны - не лучший вариант. А с учетом того, что по стране гуляет грипп - мы очень сильно рискуем. Ведь у нас сразу 18 человек претендуют на олимпийский отбор. Если кого-то потеряем из-за болезни, к апрелю человек просто не восстановится.

Мы спросили, какой есть выход из этой ситуации. Ведь чемпионат ЮФО - необходимый старт для попадания на отборочный чемпионат России. Авдиенко ответил, что договорится с ВФП. Мол, они обязательно пойдут нам на уступки, и мы проведем соревнования в Волгограде. Тренеры поддержали. Но как только ситуация приобретает несколько иной характер, Виктор Борисович едет в Москву и говорит, что спортсмены не поехали на чемпионат ЮФО по той причине… что нам не выделили на это деньги. Вот так ситуация перевернута с ног на голову.

ПРОДАТЬ СПОРТСМЕНА ЗА МИЛЛИОН

- Как реагировал на все происходящее коллектив?

- У тренеров устраивались собрания, на которых какие-то рекомендации им давал президент Волгоградской федерации плавания. Надо ли говорить о том, какое влияние на них он имеет. После очередного такого собрания тренеры практически полным составом принесли заявления об увольнении. Вслед за этим последовали аналогичные заявления спортсменов. Текст в них был одинаковый. Ребята просили вывести их из списка ЦСП Волгоградской области и сборной области по плаванию.

- А в чем смысл всего этого? Спортсмены остаются без региона, а, соответственно, и без финансирования.

- Их собираются «продавать» по регионам. В олимпийский год.

- О каких суммах идет речь?

- Я слышала, что каждого спортсмена собираются брать один миллион рублей в год. При том, что они останутся тренироваться на базе «Искры» и деньги, правда, уже из других регионов, снова потекут в карман собственника плавательного комплекса. Но не знаю, насколько это информация по сумме точна. В любом случае, это же спортсмены нашего центра. Они много лет проходили подготовку за счет средств Волгоградской области. В них вкладывалось много сил со стороны многих специалистов. И почему сейчас судьбу всех тренеров и спортсменов может решить один человек?

- Напомните, какие известные спортсмены входят в ваш ЦСП?

- Их немало. Владимир Морозов. Молодой талант Евгений Седов, победитель Европейских Игр в Баку Николай Соколов, другие подающие надежды ребята. Например,

- Понятно, что в олимпийский сезон их заберут в другой регион с руками и ногами. Не будет проблем и у явных кандидатов в олимпийскую сборную. Но это человек 10. А что делать остальным? Они рискуют остаться без какой-либо финансовой поддержки.

- Не каждый это понимает. Ведь спортсменам доводят не все стороны возможного развития ситуации.

ТРЕНЕРЫ

- Специалистов у вас сейчас, выходит, нет?

- У нас было 10 тренеров начальной подготовки. Из них девять написали заявления на увольнение. Есть у нас еще тренеры из школы высшего спортивного мастерства, из спортивного совершенствования и совместители. Шестеро из десяти тоже написали заявления. Всем им даны две недели на раздумье. За это время они могут отозвать свое заявление об уходе и продолжить работу. Директор сказал, что мы можем забыть все, как страшный сон и продолжить двигаться вперед. Но и стоять на месте мы не можем. Уже начали набор новых тренеров. Параллельно собираем детей в начальные группы.

- Я правильно понял, что дети сейчас могут заниматься в том же режиме, но в другом бассейне?

- Да, и наша школа остается бесплатной. Что касается школы высшего спортивного мастерства, то занятия в «Искре» у них и не прерывались. Только теперь ребятам приходится платить за питание около 4000 рублей в месяц. А спортсменам начальных групп, которые желают продолжить свои занятия в «Искре», нужно платить 2000 рублей в месяц. Или 4000, если хочется заниматься дважды в день. Для нашего города это весьма ощутимые деньги.

Хозяин «Искры» хочет выйти на самоокупаемость. Но если не пойдет? Тренеры, принявшие коммерческую сторону, могут оказаться просто не у дел. Поэтому я очень хочу, чтобы они пересмотрели свои позиции.

- Набрать новую команду будет сложно?

- Уже сейчас на мою почту пришло множество резюме от специалистов, желающих работать. Среди них есть и недавние спортсмены, и тренеры с большим опытом. Я с удовольствием приму их. Вот только для тех, кто написал заявление об уходе, в конечном итоге может не найтись места. В ближайшее время будет собрана команда, с которой мы пойдем к результату. Но мне бы не хотелось переворачивать страницу и забывать тех тренеров, родителей и детей, которые потратили немало сил, чтобы прийти к сегодняшнему уровню. Довести ребенка даже до «Веселого дельфина» - это долгий, трудный и достаточно дорогой путь.

- Вариант с приглашением тренера Ириной Вятчаниной, которая осталась безработной, не рассматривается?

- Мы не разговаривали. Но для меня было бы огромной радостью увидеть ее здесь. Буду просто счастлива. Вот только Вятчанина - тренер не того уровня, чтобы становиться на бортик и работать с группой начальной подготовки. Но если она проявит хоть какую-то заинтересованность, мы сделаем все для нее. Это же просто абсурд, что такой тренер сейчас свободен. Считаю это огромным упущением как ВФП, так и регионов.

АВДИЕНКО

- Чем руководствовались родители, пожелавшие оставить своих детей в «Искре»?

- Думаю, своим авторитетом воспользовался Виктор Авдиенко. Он великий тренер и с этим сложно спорить. Да и не нужно. Но в той ситуации, когда детей не пустили в бассейн, он поступил, к сожалению, не как президент Волгоградской федерации плавания и не как тренер, болеющий за свое дело всей душой….

- Как взаимодействуют плавательный клуб «Волга», принадлежащий Авдиенко, и ЦСП?

- «Волга» - это частная структура. Но раньше у нас все было как-то едино. Все-таки тренировались в одном бассейне. И там, в зале, стояли и пока стоят наши тренажеры. Благодаря гранду «Фонда поддержки олимпийцев» было приобретено огромное электронное табло. Всем этим пользуются не только дети, зачисленные в ЦСП, но и ребята, приезжающие на сборы. Ни у кого даже мысли не было хоть с кого-то брать за это деньги. У всех нас ведь одна цель - подготовить спортсменов, которые будут бороться за олимпийские медали в составе национальной сборной. Однако нам навстречу в трудную минуту никто идти не захотел. Хотя при большом желании, я думаю, что можно было найти внебюджетные средства и решить все вопросы.

- Как в Волгограде строится диалог с Авдиенко? Он непререкаемый авторитет? Или с ним можно о чем-то спокойно поговорить и он готов выслушать?

- Касательно этой ситуации, возможностей для встреч у нас было очень много. Вот, например, директор Александр Колесов каждый день приходил 7 утра на утреннюю тренировку. Он пытался вникнуть во всю эту ситуацию, напрямую разговаривал с Авдиенко. То есть шансов договориться было миллион. Но сами видите, к чему это привело.

Хотя я очень надеюсь, что мы еще сумеем найти общий язык. Ведь волгоградское плавание занимает не последнее место в России. И рубить все на корню будет ужасно. С нашим-то ЦСП ничего не случится. Наших знаний, опыта и стремления хватит, чтобы начать с самого нуля. Но я боюсь представить, сколько заслуженных людей через некоторое время может оказаться на улице. И получается, мы сейчас теряем поколение детей, среди которых есть таланты, способные добиваться огромных вершин.

- А возможно ли возвращение в «Искру»? Какова вообще была цена вопроса?

- Насколько я знаю, требовалось 4 миллиона рублей в месяц. Вместо предложенных нами 1,3.

МЕСТО И КРЕСЛО МНЕ НЕ НУЖНЫ

- Можете ли вы набрать номер президента ВФП Владимира Сальникова и откровенно обо всем этом поговорить?

- В эти дни Авдиенко был в Москве. Судя по словам Сальникова о том, что ситуация в регионах близка к хаосу, он не особенно стремится занимать нашу сторону.

- Недавно руководитель ВФП встречался с журналистами. На мой вопрос о ваших перспективах работы в национальной сборной на открытой воде он сказал, что вас планируют задействовать в следующем олимпийском цикле.

- Перед тем, как занять должность заместителя директора ЦСП, я год отработала начальником команды по плаванию на открытой воде в Волгограде. К сожалению, воплотить в жизнь мне удалось далеко не все задуманное. Я представляла себе все совсем иначе. Но никаких претензий и обид ни к кому не имею. В октябре написала заявление об уходе. Даже не думала, что теряю зарплату или место. Плевать! Если вижу, что не мое - просто бросаю.

Что касается работы в сборной. Я завершила свою карьеру в 2011 году. На дворе 2016-й. Если бы мой опыт был кому-то интересен, за пять-то лет им, наверное, можно было бы воспользоваться?

Когда я устраивалась в волгоградский ЦСП, изначально речь шла и моем присутствии в сборной. Но потом было сказано, что в Министерстве спорта свободной ставки для меня нет. Я все понимаю и ни на кого не обижаюсь. Мне совершенно не трудно встать вместе с мужем на бортик и тренировать маленьких детей. Мне не нужно какое-то место или кресло. Я просто хочу приносить пользу другим.











Лавров обсудит с властями Катара подготовку к ЧМ по футболу

Выбрали хардовый лук. Как наши девушки поразили соперниц на ЧЕ и после него

Великолепная четверка и Льоренте. Почему атака Юве напугает всех